года,  03:14
Главная
Общие сведения
Фонды
Деятельность архива
Проекты
Список публикаций
Публикации онлайн
Избранные места из переписки
В зеркале СМИ
Первичная организация РОИА
Прейскурант платных услуг
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

Б.Ф. Додонов. ИЮЛЬСКИЙ КРИЗИС 1917 ГОДА: ОТ МИФОВ К РЕАЛЬНОСТИ ФАКТОВ И ДОКУМЕНТОВ

Б.Ф. Додонов,
кандидат исторических наук,
главный специалист Государственного архива Российской Федерации

Статья знакомит с исследованием июльских событий в Петрограде 1917 г. Автор на основе архивных документов из фондов ГА РФ, а также свидетельств очевидцев событий подвергает критике советскую концепцию июльского кризиса, описывает действия Временного правительства по подавлению пробольшевистского выступления и наведению порядка в столице.

1917 год чрезвычайно насыщен событиями. После стремительной Февральской революции и отречения императора Николая II к власти в стране пришло Временное правительство. Оно просуществовало всего восемь месяцев, но при этом оказало огромное влияние на многие последующие годы. Однако новая власть оказалась крайне неустойчивой - за время деятельности Временного правительства произошло три крупных политических кризиса, а состав правительства обновлялся четыре раза.

В данной статье мы рассматриваем деятельность Временного правительства в один из наиболее острых периодов его истории - во время июльского кризиса 1917 г., возникшего после неудачной попытки большевиков совершить государственный переворот и свергнуть Временное правительство, опираясь в основном на материалы журналов заседаний и сохранившиеся секретарские записи, материалы Комиссии Временного правительства по расследованию июльских событий.


Названный период в истории деятельности Временного правительства затрагивается в целом ряде научных монографий и статей.

Необходимо отметить особо работы Г. А. Герасименко, Г. З. Иоффе и А. Рабиновича, освещающие отдельные стороны июльских событий с современной точки зрения. Важно отметить, что июльский кризис и деятельность Временного правительства в эти дни в советской исторической литературе рассматривались крайне тенденциозно и необъективно, тщательно скрывался авантюристический и агрессивный курс руководства большевистской партии в июльские дни. Само изучение шло по второстепенным источникам - воспоминаниям, прессе, произведениям В. И. Ленина. Намеренно не привлекались основные источники, прежде всего журналы заседаний самого Временного правительства, документы канцелярии Временного правительства. В настоящее время журналы заседаний Временного правительства изданы, стали доступны широкому кругу исследователей. Созданы все условия объективного и всестороннего изучения деятельности Временного правительства. В настоящей статье основные направления деятельности Временного правительства рассматриваются с привлечением, прежде всего журналов заседаний. 

Поражение на фронте в июне 1917 г. вновь обострило ситуацию Петрограде. Остро встал вопрос и об усилении дисциплины в армии.

Правительство, хотя и вело борьбу с дезертирством, но изжить это явление не удавалось. Временное правительство и военное командование попытались отправить на фронт революционно настроенные части Петроградского гарнизона. Вызванное, главным образом, военными соображениями, это решение позволяло одновременно вывести из столицы части, наиболее подверженные большевистской пропаганде. Большевикам это угрожало потерей влияния на военный гарнизон столицы, они лишились бы тех сил, с помощью которых рассчитывали захватить власть. В ответ на меры правительства они организовали пропагандистскую кампанию, обличая империалистическую войну и буржуазное правительство и вновь, как и в феврале 1917 г., это привело к волнениям солдат.

Июльские события во многом были схожи с политическим кризисом, возникшим в конце апреля 1917 г. Настораживала и пугала легкость, с которой большевикам удалось вывести на улицы вооруженных солдат и рабочих, готовых к протесту и мятежу. Очевидно, что они пытались довести ситуацию в столице до аналогичной конца февраля 1917 г., когда солдаты и рабочие, выйдя на улицы Петрограда, свергли самодержавие; аналогичную роль должны были сыграть толпы солдат, матросов и рабочих на улицах города, позволив свалить Временного правительство. При этом вожди большевиков особо не задумывались об органах восстания, его плане и т. д. - расчет был на стихийное выступление масс.

Активную роль в июльских событиях сыграла так называемая Военная организация при Петроградском комитете РСДРП (б). Она возникла в марте 1917 г., в апреле она была преобразована в Военную организацию при ЦК РСДРП (б). В создании и деятельности военной организации партии активное участие принимали видные большевики: В. А. Антонов-Овсеенко, А. Я. Аросев, К. Е. Ворошилов, П. В. Дашкевич, П. Е. Дыбенко, М. С. Кедров, С. М. Киров, Г. Н. Корганов, Н. В. Крыленко, К. А. Мехоношин, П. Н. Мостовенко, А. Ф. Мясников, С. М. Нахимсон, В. И. Невский, Н. И. Подвойский, Е. Ф. Розмирович, С. Г. Рошаль, Я. Ф. Фабрициус,М. В. Фрунзе, Ем. Ярославский и др.

Важную роль в повышении роли этой организации сыграла Всероссийская конференция фронтовых и тыловых военных организаций РСДРП (б), состоявшаяся 16 - 23 июня (29 июня - 6 июля) 1917 г. на которой присутствовало 167 делегатов от 43 фронтовых и 17 тыловых военных организаций, представлявших 26 тыс. членов партии, членов этих организаций. Ленин выступил на конференции с докладами о текущем моменте и об аграрном вопросе. Целям и задачам военной организации РСДРП (б) был посвящен доклад Подвойского; организационным вопросам - доклад Невского
.
Большевики вели активную пропаганду среди частей петроградского гарнизона. В первую очередь это относилось к 1-му пулемётному полку - самой большой части гарнизона (11 300 солдат и 300 офицеров). По численности он фактически соответствовал дивизии. 1-й Пулемётный запасный полк был сформирован в начале Первой мировой войны. Дислоцировался он первоначально в Ораниенбауме, а с марта 1917 в Петрограде (Народный дом и дворец эмира Бухарского, Каменоостровский проспект, 44 б, с середины марта три батальона находилось на Большом Сампсониевском проспекте (Выборгский район, около завода Лесснера), один батальон (3-й) и вспомогательные команды вернулись в Ораниенбаум. Численность в феврале 1917 - 19,5 тыс. солдат, около 1,5 тыс. пулемётов. Полк пополнялся представителями самых разнообразных слоев общества - призывались на военную службу не только рабочие, но и представители интеллигенции, творческих профессий. Естественно, вся эта публика не горела желанием отправляться на фронт.

Полк был инициатором Ораниенбаумского восстания и похода восставших войск на Петроград, который способствовал победе Февральской революции. Полк стал застрельщиком выступлений в июльские дни 1917 г. и вышел на демонстрации под большевистскими лозунгами. Полк квартировал в одном из самых революционно настроенных рабочих районов Петрограда - Выборгской стороне. Французский журналист Клода Анэ так выразился про Выборгскую сторону в июле 1917 года: «Ленин и Троцкий царят здесь, как господа». В силу многочисленных контактов с рабочими полк постоянно подвергался социалистической агитации. Полк был сформирован, как большая учебная команда, раз в неделю отправлявшая на фронт маршевую роту, поэтому солдаты полка особенно болезненно относились к возможной отправке на фронт. С началом июньского наступления на фронте Ставка приказала полку отправить на фронт сразу 30 пулемётных команд, в ответ на это 21 июня полковой комитет постановил маршевые роты не отправлять, «пока война не примет революционный характер». Кроме того, там же на Выборской стороне, в даче Дурново, находился штаб анархистов, что способствовало распространению в районе анархистской агитации. Сильное беспокойство Временного правительства вызывала также  Кронштадтская военно-морская база, находившаяся под влиянием большевиков и анархистов. Кронштадтский совет уже с 12 мая фактически стал единственной властью в этом городе.

Однако, большевикам и их союзникам анархистам не удалось перетянуть на свою сторону весь петроградский гарнизон. Целый ряд воинских частей сохраняли верность Временному правительству (самокатчики, и, прежде всего, расквартированные в городе казачьи части) - в конечном итоге именно они и решили исход дела, сыграв ведущую роль в провале большевистской авантюры.

Временное правительство к середине июня пыталось обезопасить себя от возможных эксцессов. В середине июня верные Временному правительству военные части разогнали штаб анархистов на бывшей даче Дурново. Но, эта мера еще более накалила ситуацию - в здании расположились помимо анархистов целый ряд общественных организаций, а сад при даче использовался рабочими Петроградской стороны как парк - действия властей вызвали массовые забастовки. В Петрограде начали распространяться слухи о том, что Временное правительство якобы вызывает с фронта 20 тыс. казаков в качестве карательной экспедиции.

28 июня 1917 г. по представлению Военного министерства Временное правительство приняло постановление «об образовании в Петрограде и Москве комиссий о дезертирах, по переосвидетельствованию белобилетников и по проверке отсрочек военнообязанным», а 1 июля по представлению Военного министерства - об изменении и дополнении постановления Временного правительства «о восстановлении смертной казни и учреждении военно-революционных судов».

Из показаний многочисленных свидетелей, опрошенных Комиссией Временного правительства по расследованию июльских событий следует, что в конце июня - начале июля 1917 года казармы воинских частей, расквартированных в Петрограде, наполнились агитаторами, которые агитировали за неисполнение распоряжения воинских начальников, призывали выходить на демонстрации с требованием отставки Временного правительства.


3 июля 1917 г. начались массовые демонстрации. Ленин призвал к неповиновению властям. Выступления шли под лозунгом немедленных отставки Временного правительства и переговоров с Германией о заключении мира. В волнениях приняли участие кронштадтские матросы, солдаты 1-го пулемётного полка, рабочие петроградских заводов. Большевики предполагали захватить власть к моменту начала намеченного на 26 июля VI съезда РСДРП (б). Предполагалось достичь цели, используя части Петроградского гарнизона и дружины из рабочих, оказывая на Временное правительство в течение всего июля ежедневное давление.

По свидетельству Ф. Ф. Раскольникова, 3 июля 1-й пулемётный полк прислал своих делегатов в Кронштадт, призывая вооружиться и двинуться на Петроград. В Кронштадте была создана организационная комиссия по руководству демонстрацией из 9 человек, в неё вошли Раскольников (большевик), С. С. Гредюшко, С. М. Рошаль (большевик), П. Н. Беляевский (эсер), А. Павлов, А. К. Самоуков, Г. Попуриди (эсер), М. М. Мартынов, А. И. Ремнев. ЦК и Петроградский комитет РСДРП (б), Военная организация при ЦК партии, Межрайонный комитет РСДРП приняли решение об участии в вооружённом движении солдат и матросов, по словам Ленина, «для того, чтобы придать ему мирный и организованный характер».


К 3 июля в 1-м пулеметном полку был уже избран так называемый «революционный комитет» под председательством прапорщика Семашко, который взял на себя руководство вооруженным выступлением. По требованию активистов с завода «Рено» был отпущен бензин для автомобилей, выехавших на улицы Петрограда с установленными на них пулеметами.

Восставшие получали указания по телефону от военной организации при ЦК РСДРП. Причем выступление полка было далеко не всеобщим - против выступления было большинство офицеров. Среди восставших понеслись призывы: «Всех их переколоть надо».


Временное правительство и его председатель князь Г.Е. Львов действовали в этот решающий момент активно: главнокомандующий Петроградским военным округом генерал Половцов получил приказ очистить Петроград «от вооруженных людей, нарушающих тишину и порядок... сегодня же отобрать пулеметы у Пулеметного полка, арестовать всех виновных в пользовании пулеметами и участвовавших в нарушении порядка на улицах Петрограда». Председатель правительства поручил также Половцову «арестовать, как участников беспорядков», так и большевиков занимавших дом Кшесинской (предписывалось - «очистить его и занять войсками»).

4 июля Половцов обратился к жителям Петрограда с обращением «не выходить без крайней необходимости на улицы, запереть ворота домов и принять меры против проникновения в дома неизвестных лиц». Соответственно ВЦИК 4 июля вызвал Волынский полк для защиты Таврического дворца от предполагаемого нападения большевиков, а в ночь с 4 на 5 июля объявил в городе военное положение. Ночь на 4 июля прошла в Петрограде относительно спокойно. Однако утром в Петроград прибыли солдаты 1-го запасного пулеметного полка из Ораниенбаума и 3-й запасный полк из Петергофа, к 12 часам дня к ним присоединились 1-й и 176-й запасные полки, 1-й запасной пулеметный полк и гвардейский Гренадерский запасной батальон.


Утром же, 4 июля, в Кронштадте на Якорной площади собрались матросы и, сев на буксирные и пассажирские пароходы, двинулись в Петроград. Пройдя морским каналом и устьем Невы, матросы высадились на пристани Васильевского острова и на Английской набережной. Матросы перешли на Петербургскую сторону и, пройдя по главной аллее Александровского парка прибыли к большевистскому штабу в особняке Кшесинской. С балкона особняка перед демонстрантами выступили тт. Свердлов, Луначарский и Ленин, призывая вооружённых матросов идти к Таврическому дворцу и требовать передачи власти Советам (то есть устранения от власти Временного правительства). Вооружённая демонстрация прошла по Троицкому мосту, Садовой улице, Невскому проспекту и Литейному проспекту, двигаясь к Таврическому дворцу.

В это время министр-председатель Временного правительства князь Г. Е. Львов, члены Правительства и ВЦИК находились в штабе Петроградского военного округа.

По поводу вооруженных столкновений между демонстрантами и сторонниками Временного правительства в исторической литературе высказываются противоположные точки зрения. В советской историографии четко и недвусмысленно говорилось, что огонь по демонстрантам открыли юнкера и офицеры по приказу Временного правительства. Современный историк В. Родионов считает что, столкновения были спровоцированы большевиками, рассадившими на крышах своих стрелков, начавших пальбу из пулеметов по демонстрантам, при этом наибольший урон пулемётчики большевиков нанесли как казакам, так и демонстрантам.


Резко расходятся в оценке событий и их очевидцы. Один из лидеров кронштадских матросов Ф. Ф. Раскольников обвинял в провокации Временное правительство, исполняющий должность начальника контрразведки Петроградского военного округа капитан Б. В. Никитин в свою очередь писал о том, что провоцировали вооруженное столкновение большевики, аналогично высказывался в своих воспоминаниях и П. А. Половцов.

Среди документов канцелярии следующего (после кн. Львова) министра-председателя Временного правительства А. Ф. Керенского сохранился важный документ - телеграмма командующего войсками Петроградского военного округа П. А. Половцова, направленная в Ставку на имя тогда еще военного министра Керенского в 5 часов 10 минут 5 июля 1917 г. В телеграмме описаны события решающего дня, 4 июля, Половцов пишет, что по донесению командира 19-й пехотной запасной бригады «части бригады были вызваны депутатами возмутившихся частей и рабочих для мирной, но вооруженной демонстрации. Встретив на Литейном проспекте казаков, в рядах первого запасного полка произошла паника, следствием чего явилась стрельба и потери в рядах казаков и пехоты».

К полудню мятежные воинские части двинулись к Таврическому дворцу, по городу передвигались вооруженные люди «на грузовиках и легковых автомобилях», «во многих местах города была открыта стрельба» - отмечал в телеграмме военному министру Керенскому командующий войсками генерал-майор Половцов.

Очевидец событий, исполняющий должность начальника контрразведки Петроградского военного округа капитан Б. В. Никитин так охарактеризовал происходившее: «Нас окружала тесным поясом лавина в несколько десятков тысяч человек. Большевики действительно постарались нагнать возможно больше народа, но именно такое число участников обрекло их сегодня на неудачу... они потеряли друг друга, сами потерялись в этой чудовищной толпе из бесчисленных голов. Большевики, прежде всего, завязли. По мере того как прибывали новые люди, они теряли управление. Уже к полудню было заметно, как рвались цепочки и исчезало оцепление. А во вторую половину дня технические средства управления были окончательно раздавлены массой, что было видно по всем ее бестолковым передвижениям».

Важно отметить, в происходивших событиях Петроградский совет солидаризировался с Временным правительством и выступал совместно, что предопределило поражение большевиков. Вечером 3 июля начальник контрразведки Петроградского военного округа Б. В. Никитин получил сведения, что большевики на следующий день собираются поднять вооружённое восстание: «Большевики, игнорируя Временное правительство, пойдут на Таврический дворец, разгонят ту часть депутатов, которая поддерживает Временное правительство, объявят о передаче верховной власти Советам и составят новое правительство». Зашедшая в Таврический дворец группа людей искала министра юстиции Переверзева, но вместо него забрала министра земледелия Чернова. Благодаря вмешательству Троцкого, выступившего с речью перед толпой, Чернов был освобождён. Толпа с недовольным видом расступилась; Троцкий, схватив Чернова за рукав, быстро увёл его. Также успокоить толпу попытался, но безуспешно, Раскольников.

У Троицкого моста произошли серьезные вооруженные столкновения мятежников с верными Временному правительству частями. Как отмечает Половцов, казаки «понесли довольно значительные потери»2. Наступила кульминация событий. Половцов пишет, что мятежные части первыми применили артиллерию - открыв артиллерийский огонь «по взводу конной артиллерии» - «На это взвод произвел четыре выстрела по Выборгской стороне. После стрельбы артиллерии толпа у Таврического дворца разбежалась» - отмечает Половцов.

4 июля 1917 г. события в Петрограде достигли наивысшего накала. Об остроте противостояния говорит сохранившееся донесение командира 1-го Донского казачьего полка в Особую следственную комиссию от 17 августа 1917 г. В приложенном к донесению списке казаков 1-ой сотни убитых, раненных и контуженных в столкновениях 4 июля упоминается 41 казак (убито - 6, умер от ран - 1, ранено - 12, контужено - 23).

Вооруженное выступление было налицо и верным Временном правительству частям пришлось столкнуться с серьезным сопротивлением восставших. Важно отметить, что при этом не сохранилось документальных подтверждений о потерях мятежников. Следовательно, можно предположить, что они были не большими - мятежники не были достаточно настойчивы и организованы и сразу же разбежались, получив отпор со стороны верных Временному правительству частей.

Командующим войсками округа П. А. Половцовым были вызваны к штабу округа и Зимнему дворцу казаки, два эскадрона 9-го запасного кавалерийского полка и гвардейские конно-артиллеристы из Павловска. 

Пехотным частям было приказано оставаться в казармах и быть в боевой готовности. По сравнению с бежавшими из Петрограда Лениным и Зиновьевым, действия Троцкого в июле отличались дерзостью: он один выступил перед толпой практически никем не контролируемых кронштадтских матросов, к тому времени уже ограбивших в Петрограде до трёхсот «буржуев», и отбил у них Чернова. В своей речи Троцкий заявил: «Товарищи кронштадтцы, краса и гордость русской революции! Я убежден, что никто не омрачит нашего сегодняшнего праздника, нашего торжественного смотра сил революции, ненужными арестами. Кто тут за насилие, пусть поднимет руку!».

По мнению капитана Б. В. Никитина, во время событий исполнявшего должность начальника контрразведки Петроградского военного округа, схвативший Чернова матрос «был обыкновенный уголовный преступник, который уже раньше сидел в Крестах за кражу». Узнав по телефону об аресте Чернова и насилиях моряков в Таврическом дворце, командующий войсками военного округа П. А. Половцов решил, что пора перейти к активным действиям, выступив в роли спасителя Совета. Половцов приказал полковнику конно-артиллерийского полка Ребиндеру с двумя орудиями и сотней казаков прикрытия двинуться на рысях по набережной и по Шпалерной к Таврическому дворцу и после краткого предупреждения, или даже без него, открыть огонь по толпе, собравшейся перед Таврическим дворцом.

Ребиндер, достигнув пересечения Шпалерной с Литейным проспектом, был обстрелян с двух сторон. По описанию же Никитина, бой казаков Ребиндера в районе Литейного моста вёлся с большевизированными солдатами 1-го Запасного полка, а пулемёт на Литейном мосту был поставлен солдатами Финляндского полка. По воспоминаниям П. А. Половцова, толпа большевиков у Таврического дворца, услышав близкий артиллерийский огонь, панически разбежалась во все стороны. Во время этой перестрелки было убито 6 казаков, 4 конно-артиллериста, было много раненых и было убито много лошадей.

По мнению же Б. Н. Никитина, находившегося в Таврическом дворце, паника среди толпы, окружавшей дворец, возникла не из-за артиллерийских выстрелов отряда Ребиндера, а в результате беспорядочных винтовочных выстрелов из самой толпы по дворцу, в результате которых были ранены люди в первых рядах возле дворца.

В этих условиях Временное правительство приняло решение нанести политический удар по своим противникам - вечером 4 июля князь Г. Е. Львов связался по телефону с И. Г. Церетели и предложил ему прибыть в правительственную резиденцию на заседание Временного правительства.

Присутствовавшие были ознакомлены с документом, полученным министром юстиции Переверзевым, который предложил разослать его в редакции газет. Из этого документа явствовало, что прапорщик русской армии Д. С. Ермоленко, будучи взят в плен, 28 апреля был переброшен немцами за линию фронта в расположение русских войск с заданием вести среди своих прежних товарищей по оружию пропаганду в пользу скорейшего заключения сепаратного мира с Германией. Вероятно, он вольно или невольно раскрыл русским офицерам цель, ради которой был направлен через линию фронта и дополнительно сообщил некоторую секретную информацию, согласно которой двое, В. И. Ленин и еще некто А. Ф. Скоропись-Йолтуховский были посланы в Россию для подрыва доверия к Временному правительству. Более того, они располагали деньгами, отправленными из Стокгольма через доверенных агентов. Назывались там и другие имена. Эта сообщение было встречена неоднозначно. Члены правительства потребовали проверки этой информации - тем не менее, в «Новом Слове» появилась публикация, а 20 июля ее воспроизвела газета «Речь». Были опубликованы и другие документы, происхождение которых многие исследователи связывают с правительственным департаментом контрразведки.

Члены ЦК партии большевиков встретили это сообщение крайне негативно, попытались сразу же нейтрализовать впечатление от этой публикации. Ленин потребовал назначить комиссию по расследованию. Временное правительство между тем отдало приказ об аресте членов ЦК большевиков, Ленин и Зиновьев ушли в подполье.

Ночью и утром 5 июля часть матросов вернулась в Кронштадт. С рассвета сводные отряды георгиевских кавалеров и юнкеров начали аресты большевистских боевых отрядов. К утру 5 июля остатки разбитых сторонников большевиков собрались у особняка Кшесинской и заняли северный конец Троицкого моста. Часть кронштадтских матросов, в числе нескольких сот, укрылась в Петропавловской крепости. Правительственными войсками без боя был занят Троицкий мост. Утром 5 июля юнкерами занята редакция и типография газеты «Правда», которую буквально несколькими минутами ранее покинул Ленин. После разгрома «Правды» большевики какое-то время пытались выпускать газету под названием «Листок правды». Фактически все было кончено и в этот день министр-председатель Временного правительства кн. Г. Е. Львов разослал телеграмму губернским, областным и городским комиссарам Временного правительствао подавлении июльского мятежа.

6 июля сводный отряд Кузьмина приготовился штурмовать при поддержке тяжёлой артиллерии особняк Кшесинской, однако большевики решили не защищать его. При обыске в большевистском штабе было обнаружено большое количество оружия, в одной из комнат был обнаружен склад агитационной литературы. Было арестованы семь большевиков, занимавшихся уничтожением архивов. 6 июля в столицу начали прибывать вызванные с фронта войска: утром прибыли самокатчики, бронедивизион и эскадрон малороссийских драгун, а вечером в Петроград прибыл с фронта отряд в составе пехотной бригады, кавалерийской дивизии и батальона самокатчиков. Во главе отряда Керенским был поставлен некий прапорщик Г. П. Мазуренко (меньшевик, член ВЦИКУ) с полковником Параделовым в роли начальника штаба. Прибывшие с фронта силы насчитывали, впрочем, всего 10 тыс. чел., значительно уступая в численности Петроградскому гарнизону.

С подавлением большевистского мятежа в Петрограде не закончился политический кризис во Временном правительстве. Он возник в связи с требованиями краевой власти на Украине - Центральной рады предоставить Украине автономию. Члены Временного правительства - социалисты были склонны удовлетворить эти требования, но против этого решительно выступили кадеты. Кризис в правительстве осложнил политическую ситуацию в стране, привел к развалу первого коалиционного правительства, отставке министра-председателя Временного правительства князя Г. Е. Львова, дальнейшем ослаблении влияния партии кадетов в правительстве.

В конце июня - начале июля активизировалась деятельность всех политических сил, начались интенсивные переговоры между различными политическими группировками. И. Г. Церетели в своих воспоминаниях утверждал, что активную роль в них играли масоны. Предполагалось заменить князя Г. Е. Львова на посту министра-председателя Временного правительства А. Ф. Керенским, что могло способствовать укреплению власти.

Также Церетели утверждал, что кадеты лишь использовали украинский вопрос в качестве предлога, главное же было стремление переложить ответственность за положение в стране на своих партнеров по коалиции.

Событиями в Петрограде воспользовался Керенский - 4 июля он направил на имя князя Львова резкую телеграмму с требованием «прекращения предательских выступлений, разоружения бунтующих частей и предания суду всех зачинщиков и мятежников». Телеграмма носила явно провокационный характер. Названная телеграмма явилась поводом к отставке министра-председателя.

7 июля Временное правительство возглавил А. Ф. Керенский, начался новый период в его истории. Для Керенского был характерен авторитарный стиль руководства, например, он сам отмечал, что принятые в июльские дни решительные меры против восставших солдат и матросов были приняты по его инициативе.

Новый стиль в руководстве Временным правительством прослеживается в определенной степени и по журналам заседаний. Установившаяся в ходе июльского кризиса система власти характеризуется в современных исторических исследованиях, как правоцентристская «демократическая диктатура», Правительство было названо «Правительством спасения революции», его усилия были сосредоточены, прежде всего, на подавлении политических противников крайне левого толка. Причем многие деятели справа обвиняли Керенского в недостаточности репрессивных мер по отношению к леворадикальным группировкам.

Июльские политические события широко обсуждались на заседаниях Временного правительства. Например, на заседании 6 июля 1917 г. министр-председатель Временного правительства князь Г. Е. Львов предложил: привлечь «к судебной ответственности всех участвовавших в организации и руководстве вооруженным выступлением против государственной власти» и арестовать «виновных в публичном призыве к убийству, разбою, грабежу, погромам и другим тяжким преступлениям, а также к насилию над какой-либо частью населения», «в публичном призыве к неисполнению законных распоряжений», в призывах к офицерам и солдатам «к неисполнению» действующих законов и распоряжений военной власти.
 
На министра труда Скобелева и управляющего Морским министерством Лебедева, а также на представителей ЦИК Совета рабочих и солдатских депутатов и Исполком Совета крестьянских депутатов возлагались задачи «объединение действий военных и гражданских властей по восстановлению порядка».

7 июля 1917 года по предложению Военного и морского министра Временное правительство приняло решение «о расформировании всех воинских частей, принимавших участие в вооруженном мятеже 3, 4 и 5 июля 1917 г.». По предложению Министерства юстиции «о расследовании организации вооруженного выступления 3-5 июля» было решено дело расследования сосредоточить в «руках прокурора Петроградской судебной палаты».

Постановление обязывало «правительственные и общественные учреждения, равно как должностных и частных лиц, в распоряжении которых окажутся имеющиеся по этому делу сведения и материалы, немедленно доставить их прокурору Петроградской судебной палаты». В этот же день из состава Особого совещания по подготовке «Положения о выборах в Учредительное собрание» был выведен большевик Козловский (журнал № 125).

8 июля (журнал № 126) была принята декларация Временного правительства в связи с «обновлением его состава и переживаемыми событиями».

В документе Временное правительство заявляло, что «будет действовать со всей той энергией и решительностью, каких требуют чрезвычайные обстоятельства времени», что основной задачей считает «напряжение всех сил для борьбы с внешним врагом и для охраны нового государственного порядка от всяких анархических и контрреволюционных покушений». В обращении ставился целый ряд задач, в частности по земельной реформе, социальным вопросам и пр. В этот же день было принято и обращение к действующей армии. Также Временное правительство приняло решение об аресте делегаций матросов Балтийского флота прибывших в Петроград на судах «Орфей» и «Грозящий» и о предотвращении проникновения на фронт «органов печати, разлагающе действующих на армию».

9 июля 1917 г. Временное правительство по предложению Министерства юстиции принимает решение об организации «Особой следственной комиссии для расследования степени участия в восстании 3-5 июля 1917 г. отдельных частей войск и чинов гарнизона Петрограда и его окрестностей» (журнал № 127).

В сохранившейся секретарской записи этого заседания Правительства содержаться сведения о ходе обсуждения данного постановления, участниках обсуждения и др. В частности, ставился вопрос об организации одной комиссии «или нескольких комиссий» для расследования собственно восстания, так и причастности к нему большевистских лидеров (было принято решение образовать «одну комиссию»).

В результате июльского кризиса в составе Временного правительства произошли серьезные изменения, сокращено представительство партии кадетов, на их место пришли эсеры и меньшевики. Эти изменения были отражены в делопроизводственной документации. Например, 11 июля 1917 г. министром юстиции был назначен И. Н. Ефремов, а временно управляющим Министерства внутренних дел И. Г. Церетели (журнал № 128), была принята отставка председателя Совещания товарищей министров Временного правительства (так называемого «малого совета»), на этот пост был назначен Г.Д.Скарятин.

Временное правительство приняло отставку министра-председателя князя Г. Е. Львова «и министров-членов кадетской партии: А. А. Мануйлова, кн. Д. И. Шаховского, Н. В. Некрасова (он остался в составе, но вышел из состава партии кадетов, а первоначально он заявил об уходе вместе со всеми), А. И. Шингарева, П. Н. Переверзева и управляющего Министерством торговли В. А. Степанова. Состав Временного правительства еще раз обсуждался 24 июля. Были приняты отставки И. Г. Церетели, В. Н. Львова, И. В. Годнева и окончательно сформирован новый состав Правительства (зафиксирован в «особом журнале № 13).

В него вошли: министр-председатель и военный и морской министр А. Ф. Керенский, заместитель министра-председателя и министр финансов Н. В. Некрасов, министр внутренних дел Н. Д. Авксентьев, министр иностранных дел М. И. Терещенко, министр юстиции А. С. Зарудный, министр народного просвещения С. Ф. Ольденбург, министр торговли и промышленности С. Н. Прокопович, министр земледелия В. М. Чернов, министр почт и телеграфов А. М. Никитин, министр труда М. И. Скобелев, министр продовольствия А. В. Пешехонов, министр государственного призрения И. Н. Ефремов, министр путей сообщения П. П. Юренев, обер-прокурор Святейшего Синода А. В. Карташев, государственный контролер Ф. Ф. Кокошкин. В секретарских записях сохранился любопытный документ - перечень всех присутствовавших на заседании Временного правительства 12 июля 1917 г. и нарисована схема размещения членов Правительства за столом заседаний.

В июле 1917 г. политическая ситуация в стране продолжала оставаться очень сложной, хотя политический накал несколько спал после создания второго коалиционного правительства. Временному правительству удалось ликвидировать в основном опасность со стороны леворадикальных движений, проявив твердость и решительность. Важно отметить, что в ходе кризиса наметилось сближение между Временным правительством и лидерами ЦИК Советов, поддержало Временное правительство тогда и большая часть армии.

Таким образом, политическая ситуация летом 1917 г. складывалась далеко не всегда так, как этого хотелось Временному правительству. Дело ли здесь в просчетах самого Временного правительства, или в общей неповоротливости и тяжеловесности неуклюжего бюрократического механизма, который Временное правительство не сумело реформировать, или в объективных обстоятельствах - эти аспекты требуют более глубокого исследования.

Опубликовано в сборнике статей «Власть и общество. Сборник материалов Всероссийской научной конференции, посвященной 240-летию Тульской губении». Тула. 2017.


 

     
 

© Государственный архив Российской Федерации