года,  09:46
Главная
Общие сведения
Фонды
Электронные описи
Электронные архивы
Фотоальбомы
Документы свидетельствуют...
Исторический календарь
Новые поступления
Деятельность архива
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

Путь в Форт Росс декабриста Д.И. Завалишина (по документам ГА РФ)

Дмитрий Иринархович Завалишин - известный декабрист, наследник старинного дворянского рода. Родился в 1804 году в семье генерал-майора, шефа астраханского полка и казачьего войска Иринарха Ивановича Завалишина. В доме отца, суворовского генерала и участника битв 1812 года, человека широко образованного, либерала по взглядам, он впитал идеи просвещения и стойкое убеждение в необходимости принести как можно больше пользы своему Отечеству.

В 1816 году будущий путешественник поступил в Морской кадетский корпус, где приобрел обширные познания в самых различных отраслях наук. Благодаря хорошей теоретической подготовке в естественных науках, вскоре он был произведен в гардемарины, затем в унтер-офицеры, а в 1819-м в мичманы. В 13 лет Дмитрий в числе лучших учеников совершил первое плавание из Кронштадта к портам Балтийского моря, а после окончания кадетского корпуса был назначен на Балтийский флот. По отзывам старших офицеров, «в должности прилежен и исправляет оную усердно».

Еще в 17 лет от роду Завалишин стал преподавателем корпуса по таким предметам, как астрономия, высшая математика, механика, теория морского искусства и тактики. Товарищами Дмитрия по корпусу были В.И. Даль, П.С. Нахимов, И.П. Бутенев, а лекции молодого преподавателя слушали будущие севастопольские герои В.И. Истомин и В.А. Корнилов.

Подготовка к кругосветному плаванию и участие в экспедиции под командованием Н.П. Лазарева 1822-1824 гг. явились новым шагом на пути становления мировоззрения Завалишина, способствовали внимательному изучению и сравнению общественно-политический жизни за рубежом с русской действительностью.

Капитан Лазарев высоко оценивал честность и деловые качества 18-летнего мичмана, он поручил ему работы по перестройке и подготовке к плаванию фрегата «Крейсер», а также преобразование артиллерии по новому устройству, ставшему в дальнейшем образцом для всего флота. Молодой моряк блестяще справился с многочисленными поручениями. Фрегат «Крейсер» выдержал все испытания трехлетнего плавания.

17 августа 1822 года морская экспедиция на 36-пушечном фрегате «Крейсер» вышла в плавание из Кронштадта к берегам русских владений в Северной Америке. Завалишин попытался извлечь максимальную пользу из представившийся ему возможности самообразования и расширения научного кругозора. В его обязанности входило наблюдение за атмосферными процессами и магнитным отклонением на просторах мирового океана, тем самым Завалишин внес важный вклад в осуществление научной программы экспедиции.

После отдыха на о. Таити «Крейсер» направился к о. Ситха, куда благополучно прибыл 2 сентября 1823 года. Завалишин вместе с другими офицерами смог уделить «немало времени на осмотр местности и на исследование положения колоний и быта как русских, так и алеут и туземного населения».

14 ноября фрегат взял курс к берегам Калифорнии, но по выходе из залива судно попало в жестокий шторм, палуба и снасти быстро покрылись льдом. Завалишин, командовавший в это время вахтой, успел принять необходимые меры и «Крейсер» благополучно прибыл в Сан-Франциско.

Не только служебные дела занимали мысли этого одаренного и эмоционального юноши. Общение с офицерами и знакомство с передовыми идеями, касавшимися необходимости изменений в обществе, сформировали настроение недовольства и неудовлетворенности положением дел в России. Под влиянием доносившихся из Европы новостей у Завалишина созревали мысли о создании «всемирного общества истины, правды, порядка и законной власти», которое должно возродить мир и покой, при этом избавив Европу от революционных элементов.

Оказавшись на западном побережье Северной Америки, Завалишин решил соединить свои идеи с защитой интересов русского государства на Тихом океане. Так родилась мысль о создании Ордена Восстановления. В Калифорнии он приступил к разработке устава ордена, «образовывая его, по примеру Мальтийского».


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 48. Л. 142

Орден Восстановления создавался, подобно многим обществам того времени, с целью мирного разрешения общественных противоречий, с опорой на законную власть и в помощь правительству. Согласно разработанному уставу, это была бессословная организация «христиан всякого звания и породы», идеи и действия которой могли бы распространяться на все народы, страдающие от революционных потрясений, несправедливости и произвола властей. Цель ордена - «доставить щастие народам восстановлением законных прав и властей, ... восстановить правду во всем мире».

Как видим, политические идеалы Дмитрия Завалишина носили умеренный характер. Решающее значение придавалось укреплению нравственности на основе христианского учения, просвещению и мирному прогрессу.

Орден создавался на принципах сильной централизованной власти, опиравшейся на абсолютное послушание рыцарей. Рыцарь ордена должен был быть «примерным истинным исполнением долга, по всем службам восстанавливать правду и порядок».


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 48. Л. 9

Как и положено рыцарскому ордену, организация имела свои обряды и атрибуты: символические белые одежды, наплечники с красным крестом и голубым атласным нагрудником с крестом из золотых звезд и надписью по-гречески «Сим победиши», печать с изображением одноглавого орла в окружении звезд. Знаки Ордена содержали испанские надписи: «Сила союза», «Успех или смерть», «Слава», «Согласие». В Ордене Восстановления было много мистического, но одновременно в программе Завалишина четко вырисовывалась необходимость просветительской деятельности среди населения, распространения свободомыслия и восстановления прав граждан.

В бумагах Завалишина, опечатанных после его ареста в Петербурге, нашлось немало писем и черновиков на испанском языке и шифрованной корреспонденции к американским адресатам. Завалишин считал корреспонденцию важнейшим средством объединения «сторонников истины и правды», рассеянных по всем территориям Нового Света, России и Европы. Письменные и устные предложения были сделаны морским офицерам Н.В. Головнину и Ф.С. Лутковскому, испанским монахам Альтимире и Луису, служащим Российско-американской компании А.И. Ленже и К.Т. Хлебникову. Также была установлена связь с калифорнийскими официальными лицами Аргуэльо, Нориегой, Мартинесом и некоторыми другими.

Завалишин, нисколько не сомневаясь в полезности своего начинания, со всем пылом молодости и одаренностью натуры развернул бурную деятельность по подготовке условий присоединения Калифорнии к России мирным путем. «Внешнее и внутреннее политическое состояние Калифорнии весьма ненадежно. Провинция объявила себя независимою - но кто признал ее? Внутренние происшествия угрожают ей истреблением...». В бумагах Следственного комитета отложился тщательно переписанный текст проекта «Конституции Калифорнии» на испанском и русском языках.

Находясь на территории Калифорнии, Завалишин много путешествовал, побывал в ближних и дальних миссиях - Сан-Рафаэле, Сан-Франциско-Солано, Сан-Пабло, Сан-Хосе, Санта-Кларе, Санта-Крус, Маринозе. Мичман посетил берега реки Сакраменто, где предполагал устроить новые русские поселения, вблизи форта Росс. В поездках он собирал необходимые политические, статистические, а также естественнонаучные сведения. Все исследования были подчинены одной цели - расширить русское поселение Росс до реки Сакраменто, где земли отличались превосходным климатом и богатой почвой.

В проекте «Предначертания о населении, образовании и укреплении земли военного Ордена Восстановления» намечалось следующее: «Необходимость укрепить северный берег пролива Сан-Франциско, помня возможность высадки на оный. Должно лес обнести стеною со скрытыми батареями, отыскать камень в проливе, иметь на обоих берегах маяки, построить гавань для гребных судов; учредить телеграфы, почту, водою запрудить каналы и построить мельницы и испытать, годна ли земля морского дна для обработки... В Богаче построить крепость и основать верфь. Осмотреть порт Тринидат и укрепиться в нем...».


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 48. Л. 22
 
В короткий срок самостоятельно усовершенствовав свое знание испанского языка, Завалишин без промедленья постарался войти в круг калифорнийского общества, состоявшего из испанской и мексиканской партий. В этом ему способствовал мичман Ф.С. Лутковский, прибывший в Америку годом ранее. Более всего Завалишин сблизился с испанскими монахами и часто и помногу с ними беседовал, о чем свидетельствовали позднее все морские офицеры, давшие показания по делу декабриста. «В Калифорнии он был любим», «веселый нрав Завалишина более всего способствовал его ознакомлению с жителями Калифорнии», часто он делал подарки местным жителям, «на кои с избытком было достаточно его жалованье».

После возвращения моряка в Россию это общение перешло в переписку. В одном из писем он признавался: «Ни расстояние, ни время не могут истребить из памяти страну, в коей небо, казалось, открывало мне политическое поприще мое».

Завалишин стремился включить в сферу своей деятельности не только отдельных лиц, но и селения и миссии. В бумагах его сохранилось письмо жителям Санта-Круса, где объявлялось, что «неисповедимым объявлением» он назначен руководить ими в борьбе с неустройством и царящим злом, и жители призывались «жертвовать собою для блага человеков», «для утверждения законного правительства сообразно вашему и общему желанию».

Сохранившиеся проекты и мнения Завалишина относительно российского присутствия в Америке, были тщательно собраны и объединены Следственной комиссией в отдельный комплекс документов и внимательно рассмотрены.
 

Ф. 48. Оп. 1. Д. 48. Л. 231

Из «Записки о колонии Росс»: «На берегу нового Альбиона находится крепость Росс, основанная в 1812-м году и принадлежащая Российско-американской компании. Права России на обладание сим местом суть права покупки или добровольной уступки и первозанятия. ...Небольшое число людей надобно для поселения, чтоб достаточно было прокормить наши колонии и удовлетворить еще и другим надобностям. Я бы предложил на первый раз перевезти туда три или четыре семейства людей, хорошо знающих хлебопашество и потом предоставить на волю вступающих в службу Компании возвращаться назад в Россию или оставаться в Россе».

«...Населенная и под хорошим управлением состоящая колония в Новом Альбионе могла бы снабжать как все остальные колонии, так и приходящие суда съестными припасами с избытком. Личная дружба правителя с начальником соседних миссий, умение обходиться с индейцами, оградило бы сию колонию безопасностью. И можно отвечать, что в короткое время выгоды, от оной полученные, далеко бы превысили расход первоначального ее заведения».

Не менее примечательна с точки зрения общей оценки деятельности россиян в Калифорнии «Записка о колонии Российско-американской компании, именуемой Росс»: «...Как бы то ни было, при таковых обстоятельствах за освоением колонии Росс последовавших, Кампания не могла обладание оною признавать прочным и по тому в течение 12-ти лет не принимала надлежащих мер к усилению ея. Это причиною, что колония сея поныне не приносит всей той важной пользы, какая была первоначально целию основания оной...».


ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 48. Л. 233

Удивителен тот факт, что столь короткий срок - два с половиной месяца - позволил Завалишину не только узнать, но и полюбить Калифорнию так, что в дальнейшем он мечтал связать свою жизнь именно с этой прекрасной и навсегда удивившей его страной.

На следствии лейтенант Ф.С. Лутковский, близкий друг Завалишина, сообщил, что тот открыл ему «намерение свое вступить на службу в Российско-американскую компанию, поселиться в селении Росс и ласковым обращением с индейцами более и более привязать их к России и тем распространить ея владения».

Признавали заслуги и дарования Завалишина и сами члены Следственной комиссии и Верховного военного суда по делу декабристов. Проводивший следствие генерал В.В. Левашев в докладе императору Николаю I утверждал: «...Калифорния в таком положении легко могла сделаться театром действий человека, одаренного умом и предприимчивостью. Завалишин имел и то, и другое».

Как известно, первоначальное рассмотрение записок Завалишина, поданных на имя императора и поступивших в Особый комитет под председательством А.А. Аракчеева, закончилось неудачно. Правительство не могло принять проект Завалишина в силу «неудобоисполнимости» и боязни создания общества «беспокойных умов», Орден Восстановления был отвергнут, его автор попал в опалу, а разрешение выехать из России так и не последовало.

После всех неудач на родине, непризнания и равнодушия властей к легально поданным проектам Дмитрий Иринархович Завалишин сблизился с членами тайного петербургского общества, и его жизнь пошла по иному сценарию.

Ирина Байкова, начальник отдела ГА РФ

     
 

© Государственный архив Российской Федерации