года,  05:07
Главная
Общие сведения
Фонды
Электронные описи
Электронные архивы
Фотоальбомы
Документы свидетельствуют...
Исторический календарь
Новые поступления
Деятельность архива
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

Документы ГА РФ на выставке «Последний царь: кровь и революция» в лондонском Музее науки

Федор Мелентьев,
кандидат исторических наук, главный специалист ГА РФ

С 21 сентября 2018 г. по 24 марта 2019 г. в лондонском Музее науки проходит выставка «Последний царь: кровь и революция», посвященная медицине при дворе Николая II. Причем, если о последних Романовых и о медицинских аспектах истории царской семьи написано немало (1), то выставка на эту тему проводится впервые. Участниками выставки стали Государственный архив Российской Федерации, Государственный Эрмитаж; Государственный музей-заповедник «Царское Село», Музей истории Петербурга, Музеи Московского Кремля, Российский музей медицины (Национального научно-исследовательского института общественного здоровья имени Н.А. Семашко), а также ряд других отечественных и зарубежных архивов и музеев. Выставка приурочена к 100-летию убийства царской семьи. Куратор - Александра Смирнова.

Место проведения выставки выбрано не случайно: собрание медицинских экспонатов Музея науки, в которое входит коллекция фармацевтического магната и миллионера Генри Велкома (1853-1936), является едва ли не самым полным в мире. Поэтому неудивительно, что именно в этом музее проходит выставка о медицине при российском императорском дворе.
На выставке широко представлены архивные материалы, хранящиеся в ГА РФ, такие как дневники, письма, официальные документы и фотографии (всего 15 экспонатов).

В первую очередь, следует назвать дневник Николая II с записью о появлении на свет цесаревича Алексея Николаевича 30 июля 1904 г. Рождение наследника всегда было важным событием для страны, но в случае Николая II и императрицы Александры Федоровны оно стало поистине судьбоносным, ведь до этого царской семье родилось четыре дочери. Однако вскоре после рождения сына родители заметили нечто необычное. «Аликс и я, - писал Николай II 8 сентября 1904 г., - были очень обеспокоены кровотечением у маленького Алексея, которое продолжалось с перерывами до вечера из пуповины! Пришлось выписать Коровина (почетный лейб-педиатр. - Ф.М.) и хирурга Федорова; около 7 час. они наложили повязку. Маленький был удивительно спокоен и весел! Как тяжело переживать такие минуты беспокойства!». (2)

ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 247. С. 186

На следующий день кровотечение у новорожденного продолжилось: «Утром опять на повязке была кровь; с 12 час. до вечера ничего не было. Маленький спокойно провел день, почти не плакал и успокаивал нас своим здоровым видом». (3)

10 сентября волнение императора практически улеглось: «Сегодня целый день у Алексея не показывалась кровь; на сердце так и отлегла щемящая забота». (4)
А через день Николай II благодарил Господа: «Слава Богу, у дорогого Алексея кончилось кровотечение уже двое суток. Так и просветлело на душе!» (5)

Однако радоваться было преждевременно: цесаревич был болен смертельным генетическим заболеванием гемофилией - нарушением свертываемости крови. Алексей Николаевич унаследовал эту болезнь от своей прабабушки по материнской линии - королевы Виктории (1819-1901). Ее фотография в окружении родственников, собравшихся в 1894 г. в Кобурге на свадьбе великого герцога Гессенского Эрнста Людвига и принцессы Саксен-Кобург-Готской Виктории Мелиты, а также ставших свидетелями помолвки цесаревича Николая Александровича и принцессы Аликс Гессенской и Рейнской (так звали будущую императрицу Александру Федоровну до принятия православия), представлена на выставке. (6)

ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2172. Л. 5

О тесных родственных связях с английским королевским домом свидетельствует и сделанная в 1907 г. фотография Николая II с его кузеном принцем Уэльским Георгом (с 1910 г. королем Георгом V), похожих друг на друга как две капли воды. (7)
 
                                                                                          Королева Виктория в окружении родственников. Кобург, 1894 г.
ГА РФ. Ф. 640. Оп. 1. Д. 390. Л. 1

История появления при дворе французского спирита и целителя Низье Антельма Филиппа (1849-1905) и отношения к нему ближайшего окружения царской семьи раскрыта в письме Александры Федоровны к мужу. «Мы объехали вокруг Александровского парка, - писала по-английски императрица 23 июля 1902 г., - и все это время Элла (великая княгиня Елизавета Федоровна. - Ф.М.) нападала на меня насчет нашего Друга (Филиппа. - Ф.М.). Я сохраняла полное спокойствие и отвечала уклончиво, особенно после того, как она сказала, что хочет добраться до сути. Она слышала о нем много дурного, что ему нельзя доверять. Я не стала спрашивать, что говорят, а объяснила, что все это от зависти и назойливого любопытства. Она сказала, все покрыто такой тайной. Я сказала, нет, мы делали все открыто, в нашем положении ничего и невозможно скрыть, ведь мы живем на виду у всего мира. Что весь их дом знает его, он ест вместе со всеми и вовсе не скрывается. Часто ли мы виделись с ним? Да, несколько раз. Я упорно стояла на истории с исцелением». (8)

Ф. 601. Оп. 1. Д. 1148. Л. 34


ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1148. Л. 34 об.-35

ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1148. Л. 35 об.

Однако императрице так и не удалось переубедить свою сестру, и та по-прежнему негативно относилась к Филиппу, а затем и к Г.Е. Распутину.

Появление в окружении императорской семьи целителей поначалу во многом было связано с желанием Александры Федоровны родить наследника, а затем облегчить болезненные состояния цесаревича Алексея Николаевича.

Согласно сообщению министра императорского двора барона В.Б. Фредерикса о состоянии здоровья Алексея от 21 октября 1912 г., «в первых числах истекшего сентября месяца, на первых днях пребывания в Беловеже, его императорское высочество наследник цесаревич, прыгая в лодку, сделал очень широкий шаг», после чего у мальчика появилась «в левой подвздошной впадине боль и опухоль, которая и была тотчас же определена как забрюшинное кровоизлияние». (9)

С течением времени гематома разрасталась. «Подобные забрюшинные кровоизлияния, - говорилось в том же сообщении, - в виде последствия даже не очень сильной травмы встречаются, как видно из специальной литературы, чрезвычайно редко и представляют собою совершенно определенную, крайне тяжелую клиническую форму (haematoma retroperitoneale). Частью под влиянием всасывания излившейся крови, частью вследствие развивающегося вокруг нее реактивного воспалительного процесса, такие гематомы, т.е. кровяные опухоли, могут сопровождаться очень возвышенной температурой, каковая и наблюдалась у его высочества». (10)

ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2145. Л. 1

Бюллетени о состоянии наследника публиковались в газетах. Поэтому неудивительно, что пользовавшийся доверием Николая II тибетский врач П.А. Бадмаев (1851-1920) предложил императору свой вариант лечения Алексея (на выставке представлена машинописная копия его записки): «Ужас меня объял, когда прочитал сегодня вечером бюллетень о состоянии здоровья государя-наследника», - писал Бадмаев Николаю II 9 октября 1912 г. - Европа не имеет никаких средств против ушиба наружного и внутреннего, кроме льда, иода и массажа, особенно в острых случаях с высокой температурой».

ГА РФ. Ф. 713. Оп. 1. Д. 2. Л. 1

Бадмаев убеждал: «Если вам удастся уговорить начать принимать мои лекарства, то просите никаких других лекарств не давать как во внутрь, так и наружу, не исключая льда. Кушать только овсянку на бульоне и молоко. Если окажутся запоры, то давать мое желудочное, которое прилагаю. Что в этих лекарствах никаких ядов нет, вы можете легко доказать - выпив подряд три чашки отвара, а мое желудочное вы знаете, худо действовать оно не может». (11)
Впрочем, о том, было ли принято предложение Бадмаева, сведений не сохранилось. Зато сохранилась фотокопия фотографии Бадмаева, подаренная архиву известным фотографом и москвоведом А.А. Задикяном в 1994 г. (12)

                                                                                                                                   П.А. Бадмаев
                                                                                                                  ГА РФ. Ф. 713. Оп. 1. Д. 71. Л. 1

Об использовании нетрадиционных методов лечения наследника свидетельствует фотография, на которой запечатлено, как в 1913 г. Алексей принимает грязевую ванну в Ливадии. (13)

Учитель цесаревича Пьер Жильяр (1879-1862), вспоминал, что состояние великого князя тогда «оставляло желать много лучшего. Он принимал горячие грязевые ванны, которые врачи прописали ему и которые считал очень утомительными». (14)

Цесаревич Алексей Николаевич, принимающий грязевую ванну. 1913 г.
ГА РФ. Ф. 640. Оп. 1. Д. 477 Л. 186

Особое место в истории придворной медицины занимает период Первой мировой войны, когда императрица и ее старшие дочери великие княжны Ольга и Татьяна Николаевны активно помогали раненым. По инициативе Романовых был организован санитарный поезд, названный "Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны" (в Российском государственном военно-историческом архиве сохранился фонд этого поезда). (15)
На выставке представлена одна из фотографий императрицы и великих княжон Ольги и Татьяны на фоне поезда. (16)


  Императрица Александра Федоровна и великие княжны Ольга и Татьяна Николаевны
у санитарного поезда имени Александры Федоровны. 1914 г.
ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1506. Л. 94

О восприятии собственной роли в помощи раненым воинам свидетельствует дневник великой княжны Татьяны Николаевны. 19 августа 1914 г. она написала: «Утром был урок. В 10 часов поехали к "Знамению" (Знаменская церковь в Царском Селе. - Ф.М.), оттуда в барак. Там я всех моих перевязывала. Потом были на операции одного офицера, которому вырезали пулю. Потом пошли в больницу, где проходили палату с ранеными. Видела Молоховца (лейтенант Гвардейского экипажа. - Ф.М.). Был урок. Завтракали в 5 с Папа, Мама и тетей Ксенией (великая княгиня Ксения Александровна. - Ф.М.). Днем мы с Ольгой поехали в ее маленький склад в Большом дворце, там немножко работали. Потом приехала Мама с сестрами и Алексеем, и мы поехали в Инвалидный дом, где сидели у раненых. Пила чай наверху. Был урок. Внизу пили чай тетя Ducky (великая княгиня Виктория Федоровна. - Ф.М.) и тетя Михень (великая княгиня Мария Павловна Старшая. - Ф.М.). В 7 часов была княжна Гедройц». (17)


ГА РФ. Ф. 651. Оп. 1. Д. 317. С. 86-87

ГА РФ. Ф. 673. Оп. 1. Д. 205. Л. 7

Княжна В.И. Гедройц (1870-1932) была одной из первых в России женщин-хирургов, в 1914 г. по ее предложению в Царском Селе был организован эвакуационный пункт для раненых. Гедройц преподавала императрице Александре Федоровне и великим княжнам хирургию, а впоследствии под ее руководством августейшие сестры милосердия ассистировали на операциях. Их работа запечатлена на фотографии из альбома великой княжны Татьяны Николаевны, перевязывающей раненого Груздева в присутствии Гедройц и врача Н.В. Неделина. (18)
 
  Великая княжна Татьяна Николаевна перевязывает раненого Груздева
в присутствии княжны В.И. Гедройц и Н.В. Неделина. 1916 г.
ГА РФ. Ф. 673. Оп. 1. Д. 205. Л. 8. № 96

О степени близости Гедройц к своим подопечным говорит ее снимок с дарственной надписью: «Ученице и товарищу по труду ее императорскому высочеству великой княжне Ольге Николаевне. Княжна Гедройц». (19)

                                       Фотография княжны В.И. Гедройц с дарственной надписью великой княжне Ольге Николаевне. 18 марта 1915 г.
ГА РФ. Ф. 673. Оп. 1. Д. 243. Л. 1 об

Успехи великой княжны Ольги Николаевны в трудах «по уходу за больными и ранеными воинами» были отмечены знаком отличия Красного Креста второй степени, о чем говорится в особой грамоте, посвященной этому событию. (20)

ГА РФ. Ф. 673. Оп. 1. Д. 30. Л. 1

Между тем августейшие особы не только участвовали в лечении раненых и больных, но и сами нуждались в медицинской помощи. С 1908 г. лейб-медиком Николая II был Е.С. Боткин (1865-1918), как известно, разделивший участь последнего царя и его семьи. Боткин следил за здоровьем не только императора, но и его родных, записывая свои наблюдения в особый календарь, также представленный на выставке.


ГА РФ. Ф. 740. Оп. 1. Д. 1. Л. 1

Вот как, например, Боткин описывал состояние великой княжны Татьяны Николаевны, страдавшей зимой 1913 г. от тифозной лихорадки: «Уже 18-го февр[аля] (в Царском), если не раньше, имела плохой вид. 19-го, в день переезда в СПб., появилась головная боль, которая с тех пор и продолжается ежедневно, усиливаясь по вечерам. Первое измерение t° б[ыло] сделано в четверг, 21-го вечером: 38,6». В результате доктор Боткин дал пациентке аспирин. (21)

Дневник доктора Боткина, введенный в научный оборот И.В. Зиминым (22) и содержащий немало подробностей о жизни царской семьи, нуждается в дальнейшем изучении и публикации.

Предметный разговор о медицине при дворе последнего русского царя был бы невозможен без обращения к дневнику императрицы Александры Федоровны. Последнюю запись в нем она сделала в Екатеринбурге 16 июля 1918 г. на английском языке: «Вторник. Ирины (княгиня Ирина Александровна Юсупова. - Ф.М.) 23-й д[ень] р[ождения]. +11°. Пасмурное утро, позже - хорошая солнечная погода. У Бэби (цесаревич Алексей Николаевич. - Ф.М.) легкая простуда. Все выходили гулять утром на ½ часа. Ольга и я готовили наши лекарства. Т[атьяна] читала мне Дух[овное] чтение. Они вышли гулять, Т[атьяна] оставалась со мной, и мы читали: Кн[игу] пр[орока] Амоса и пр[орока] Авдии. Плела кружева. Каждое утро к нам в комнаты приходит коменд[ант] (А.Д. Авдеев. - Ф.М.), наконец, через неделю принес яиц для Бэби. 8 ч[асов]. Ужин. Совершенно неожиданно Лику Седнева (поваренок. - Ф.М.) отправили навестить дядю, и он сбежал, - хотелось бы знать, правда ли это и увидим ли мы когда-нибудь этого мальчика! Играла в безик с Н[иколаем]. 10 ½ [часа]. Легла в постель. + 15 градусов». (23)

На следующий день царская семья была расстреляна.

Архивные материалы ГА РФ, несомненно, обогатили выставку в лондонском Музее науки, придав ей документальный характер, дополняя экспонаты других архивов и музеев, показав и частную жизнь царской семьи, и официально-церемониальные обязанности ее членов, и, наконец, продемонстрировав существенное значение медицины при императорском дворе.

1. См., например: Мейлунас А., Мироненко С. Николай и Александра. Любовь и жизнь / Пер. с англ. С. Житомирской. М., 1998; Медицина и императорская власть в России. Здоровье императорской семьи и медицинское обеспечение первых лиц России в XIX - начале XX века. М., 2008.

2. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 247. С. 186. Дневники императора опубликованы: Дневники императора Николая II (1894-1918) / Отв. ред. С.В. Мироненко. М., 2011-2013. Т. 1-2.

3. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 247. С. 186-187.

4. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 247. С. 187.

5. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 247. С. 188.

6. ГА РФ. Ф. 640. Оп. 1. Д. 390. Л. 1.

7. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2172. Л. 5.

8. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1148. Л. 34-35. Перевод цит. по: Мейлунас А., Мироненко С. Николай и Александра. Любовь и жизнь / Пер. с англ. С. Житомирской. М., 1998. С. 221-222.

9. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2145. Л. 1.

10. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2145. Л. 1 об.

11. ГА РФ. Ф. 713. Оп. 1. Д. 2. Л. 1.

12. ГА РФ. Ф. 713. Оп. 1. Д. 71. Л. 1.

13. ГА РФ. Ф. 640. Оп. 1. Д. 477. Л. 186.

14. Жильяр П. Император Николай II и его семья // Жирарден Д., Жильяр П. Рядом с царской семьей. М., 2013. С. 119.

15. РГВИА. Ф. 16165.

16. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1506. Л. 94.

17. ГА РФ. Ф. 651. Оп. 1. Д. 317. С. 86.

18. ГА РФ. Ф. 673. Оп. 1. Д. 205. Л. 8. № 96.

19. ГА РФ. Ф. 673. Оп. 1. Д. 243. Л. 1 об.

20. ГА РФ. Ф. 673. Оп. 1. Д. 30. Л. 1.

21. ГА РФ. Ф. 740. Оп. 1. Д. 1. Л. 232.

22. Зимин И.В. Врачи двора его императорского величества, или Как лечили царскую семью. Повседневная жизнь Российского императорского двора. М.; СПб., 2016.

23. ГА РФ. Ф. 640. Оп. 1. Д. 326. Л. 93 об. Перевод цит. по: Последние дневники императрицы Александры Федоровны Романовой. Февраль 1917 г. - 16 июля 1918 г.: Сб. документов / Ред., сост. В.А. Козлов, В.М. Хрусталев. Новосибирск, 1999. С. 264.

 

     
 

© Государственный архив Российской Федерации