года,  15:45
Главная
Общие сведения
Фонды
Электронные описи
Электронные архивы
Фотоальбомы
Документы свидетельствуют...
Исторический календарь
Новые поступления
Деятельность архива
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

Интернет-выставка

Интернет-проект «Сталин – Черчилль – Рузвельт: совместная борьба с нацизмом

«Сталин–Черчилль–Рузвельт: совместная борьба с нацизмом»
 

 

Н. Р. Прокопенко

ЦГАОР СССР в годы войны. Воспоминания

Прокопенко Николай Романович (28.09(10.12).1910, г. Юзовка, ныне г. Донецк, Украина - 15.05.1975, Москва), историк-архивист. Из шахтерской семьи. Окончил сельскохозяйственную школу при Харьковском совхозе «Красный патриот» и Харьковский педагогический институт (в 1933 г.). Служил в Красной Армии, преподавал в средней школе г. Донецк, в индустриально-технологическом техникуме при металлургическом заводе. В 1937 г. поступил в аспирантуру при МГИАИ. В 1939 г. направлен на работу в ГАУ НКВД СССР, где с 1939 по 1941 гг. был секретарем журнала «Красный Архив».  С 1940 г. - член ВКП(б), с 29 апреля 1941 г. по 1954 г. директор ЦГАОР СССР. С 1954 по 1963 гг. заместитель начальника ГАУ СССР, затем с 31 января  1963 г. по 1975 г. вновь директор ЦГАОР СССР. В 1946 г. защитил в Институте истории АН СССР кандидатскую диссертацию по теме «Борьба за возрождение Донбасса в 1920 г.» Член Коллегии и Научного совета ГАУ при СМ СССР, Ученого совета МГИАИ, ГИМ; возглавлял Государственную аттестационную комиссию по МГИАИ. В 1945 г. выезжал в Польшу с целью разыскания и возвращения документальных материалов ГАФ СССР, вывезенных во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.  В 1951-1953 гг. находился в Болгарии и Румынии в качестве советника по разработке законодательства по архивному делу.  Публиковался в журналах «Архивное дело», «Исторический архив», «Вопросы архивоведения», «Советские архивы». Награжден орденом Красной звезды, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и др.
 

Я хорошо запомнил воскресенье 22 июня 1941 г. Как и все советские люди, наши сотрудники отдыхали. Многие уехали за город. Тогда нас было в ЦГАОРе (вместе с временным штатом) 173 человека. Хотя «в воздухе пахло грозой», мы все находились под впечатлением успокаивающего тона нашей партии и радио. Ведь только неделю назад, 14 июня 1941 г. ТАСС сообщило «о беспочвенности слухов о подготовке Германией войны против СССР». Мы благодушествовали...

И вдруг в это роковое воскресенье утром, после нескольких радиопозывных, мы с затаенным духом прослушали много раз переданное по радио правительственное сообщение: Фашистская Германия, разорвав договор, без объявления войны, вероломно, вторглась в пределы нашей Родины, сея смерть и разрушение».* Так началась Великая Отечественная война. Уже в первый день войны фашистские стервятники сбросили бомбы в Севастополе, Одессе, Киеве, Минске, Ленинграде, Архангельске и Мурманске... Если так пойдет, то вскоре следует ожидать врага и над Москвой с его фугасными и зажигательными бомбами. Попади несколько таких бомб на Б. Пироговскую, 17, и гибель ценнейших документальных материалов ГАФ СССР станет неотвратимой.

Прослушав несколько раз текст передачи по радио, в 12 ½ часов я был уже в ГАУ со своим, правда, несколько скороспелым, планом укрытия ценнейших фондов.

Смысл нашего предложения сводился к тому, что если в Москве нет возможности надежно укрыть все фонды ЦГАОР, то должны быть немедленно приняты меры к укрытию таких фондов, как СНК, ВЦИК и ЦИК СССР. Ведь именно в этих фондах сосредоточены уникальные документы о создании под руководством В.И. Ленина первого в мире Советского Социалистического государства, его становлении и развитии. В этих фондах в то время были тысячи еще не выявленных и не учтенных подлинных ленинских документов... И все это может в миг сгореть, быть уничтоженным! Можно ли медлить с укрытием этих фондов?! Нет, нельзя! Эти фонды, по нашему мнению, должны быть хорошо упакованы и укрыты в одном из тупиков метро. Но это предложение было отвергнуто, т.к. метро должно работать нормально и, кроме того, оно предназначалось для укрытия людей во время воздушной тревоги. А главное то, что в это время готовились более обстоятельные предложения и ждали соответствующего решения правительства. Руководителям же центральных архивов предложено было срочно подготовить документальные материалы к эвакуации в глубь страны - в восточные районы.

В соответствии с принятым решением правительства от 5 июля 1941 г. центральные государственные архивы СССР Москвы и Ленинграда, а также все государственные архивы прифронтовых республик и областей должны были принять меры и немедленно эвакуировать все документальные материалы в глубь страны.

Уже 23 июня началась энергичная работа по упаковке и подготовке к эвакуации документальных материалов. Следует отметить, что накануне войны центральные государственные архивы почти все документальные материалы закартонировали в картонные и фанерные коробки. Это обстоятельство сыграло весьма важную роль в обеспечении сохранности документальных материалов во время их эвакуации и реэвакуации. Все коробки были прочно перевязаны тонкой веревкой или шпагатом, и это давало возможность при погрузке быстро передавать их из рук в руки и аккуратно укладывать в автомашины, а из последних - на железнодорожные платформы или прямо в вагоны; по прибытии на место назначения эта процедура повторялась, но уже наоборот: из вагонов эти массы коробок выгружались и укладывались в крытые, а чаще всего на некрытые железнодорожные платформы. По воле обстоятельств иногда наши коробки надежно защищали ценнейшие документальные материалы от ливней, буранов, назойливого мокрого снега, сырости и т.п. Вернемся, однако, к началу событий Великой Отечественной войны. К 11 июля был загружен первый ж[елезно]д[орожный] эшелон, в составе которого было 12 вагонов с документальными материалами ЦГАОР СССР. Это фонды СНК, ВЦИК, ЦИК СССР, все документальные материалы секретного отдела, картотеки. Всего 520.832 дела и картотека в количестве 2 млн. карточек. В первом эшелоне, который был направлен в г. Саратов, эвакуирован основной аппарат ГАУ и центральных государственных архивов г. Москвы, в том числе 29 сотрудников ЦГАОР с их семьями. Документальные материалы нашего архива были размещены в помещении Краеведческого музея на берегу Волги. Так как это помещение не имело стеллажей, пришлось все коробки в течение 5 дней разобрать по фондам и уложить штабеля. После этого началась нормальная работа, т.е. приведение архивных фондов в порядок, описание, использование документальных материалов в военно-политических целях, публикаторская работа. И все же эвакуация наиболее ценных документальных материалов в г. Саратов была серьезным просчетом, ошибкой. Вероятно, сказалась общая недооценка силы врага. После разгрома под Москвой в декабре 1941 г. немецко-фашистские захватчики, «выравнивая линию фронта», накапливали силы для прыжка на Волгу. Летом 1942 г. они начали широким фронтом наступление. После нескольких налетов вражеской авиации на г. Саратов, было принято решение перебазировать ценнейшие фонды ЦГАОР и других центральных архивов в г. Пермь. В октябре несколько десятков вагонов, прибывших в г. Пермь, были размещены на Комсомольском проспекте в здании облгосархива, в благоустроенном помещении городского тира и в др. Через несколько дней архив продолжил нормальную работу. А между тем на Москву все еще прорывались вражеские бомбардировщики и в начале 1942 г. В феврале вражеская авиация сбросила несколько зажигательных бомб в сквере прямо перед зданием ГАУ и хранилищами центральных государственных архивов по Б. Пироговской , 17. В начале марта была сброшена «большая свинья» - бомба, весом в 1000 кг, которая зарылась в землю на полтора метра в 25 метрах от полуподвального помещения быв[шей] поликлиники, где хранились документальные материалы ЦГАОРа по Кадещевскому переулку №3/2 и, к счастью, не разорвалась. Ну а если бы разорвалась? Погибли бы не только 5-6 этажные жилые дома с его обитателями, но и наш архив в 150 тыс. единиц хранения. Учитывая эти обстоятельства, мы подготовили к эвакуации документальные материалы второй очереди. Сюда вошли фонды Главков военной промышленности по снабжению Красной армии и военно-морского флота продовольствием, революционные трибуналы периода гражданской войны и военной интервенции, материалы Временного правительства и др. Всего свыше 720.000 единиц хранения плюс 21.900 комплектов печатных изданий (комплекты газет, плакатов и листовок).

4 апреля 1942 г. в ж[елезно]д[орожном]  эшелоне, в котором было свыше 20 вагонов материалов ЦГАОРа отправлены и размещены в г. Оренбурге (б[ывшем] Чкалове), с 12 сотрудниками и их семьями. Все фонды были с трудом размещены с облгосархиве и в других помещениях и вскоре наладилась нормальная работа Тревожная обстановка на фронтах Великой Отечественной войны и воздушная угроза Москве, вынудила нас подготовить и третью очередь эвакуации документальных материалов из Москвы. 11 августа 1942 г. мы отправляли в г. Барнаул около 10 вагонов ценных документальных материалов ЦГАОР, в количестве около 130 тыс. единиц хранения, 52 тыс. экз. книг и редких брошюр, 42 тыс. ведомственных журналов первых лет советской власти и др. Все эти документальные и печатные материалы были размещены в гор[одском] аэроклубе. С 11 июля 1941 г. по 11 августа 1942 г. ЦГАОР СССР эвакуировал из Москвы в гг. Саратов (затем в Пермь), в Оренбург и Барнаул 1.540.939 единиц хранения документальных материалов, 8.834 книг, 8.678 комплектов газет, 41.774 экз. журналов, 12.200 экз. листовок, 600 плакатов. В г. Саратове в архив ЦГАОР были приняты дополнительные документальные материалы быв[шей] республики немцев Поволжья (около 150 тыс. ед. хр.).* Во время реэвакуации всех документальных материалов в Москву в августе-декабре 1944 г. Это составило 46 железнодорожных вагонов.

Благодаря исключительной организованности, высокой патриотической сознательности, ответственности и самоотверженности коллектива ЦГАОР за период эвакуации, а затем реэвакуации в Москву не было потеряно или повреждено ни одного фонда, ни одной коробки, ни одного дела, ни одного ценного документа.

В период июль 1941 - декабрь 1944 гг. ЦГАОР и его коллектив были рассредоточены в городах: в Москве, Саратове, Энгельсе, Оренбурге, Перми и Барнауле. Преодолевая невероятные трудности, сотрудники нашего архива зачастую работали круглосуточно, без сна и отдыха. Они понимали, что это их долг перед героической Советской армией, громившей лютого врага на фронтах Великой Отечественной войны.

За период войны коллективом ЦГАОР подвергнуто научно-технического обработке около 180 тыс. единиц хранения документальных материалов, принято на хранение 350 тыс. единиц хранения, по запросам правительственных органов и военного командования выдано более 8 тыс. тематических и других справок и информаций; издано для пропагандистов несколько политически актуальных сборников документов, таких как: «Из истории установления Советской власти», «Единство фронта и тыла в период гражданской войны», «Разгром немцев в 1918 г.» и др. Выполняя постановление ЦК нашей партии, принятое в начале 1941 г., об издании 4-го собрания сочинений В.И. Ленина, сотрудники архива выявили и взяли на учет свыше 100 подлинных ленинских документов. Позднее они были переданы в Институт Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП(б). Опубликованы в центральной и местной печати десятки политически актуальных документов и статей, прочитаны сотрудниками сотни лекций в воинских частях, учреждениях, на предприятиях, в госпиталях и др. Костяком нашего коллектива, примером и организатором самоотверженной работы всей молодежи были: О.Е. Карноухова, Н.Д. Полубояринова, Ю.М. Зарницына, Т.В. Шепелева, О.Л. Никитенко, М.И. Рыбинский, И.Г. Якоби, Г.Н. Кузюков, А.Н. Кузюкова, А.М. Иванов, Г.Т. Фролов, Е.С. Фрязинова, А.А. Новикова, Л.Н. Вьюкова, Н.С. Петрова, Н.С. Юрина, Л.П. Грызлова, М.С. Гуськова, В.Т. Князева (ныне Девятковская), Л.Т. Маркелова (ныне Конова), несколько позднее включились в коллектив Б.Г. Ривкина, И.Б. Русанова и другие.

Из самоотверженной молодежи, которая затем в разное время ушла на фронт, следует отметить Егорова М.А., Гужевского Л.Е., Михайлова В.А., Румянцева И.М., Ильяш В.П., Мицкевича В.И.,  Леднева Д.Я., Гальцеву Н.М., Лопакову К.И. и других. Часть наших сотрудников погибла, судьба других неизвестна. М.А. Егоров после серьезного ранения в конце войны вернулся в ЦГАОР. Позднее он работал в МВД СССР, затем в ГАУ. В настоящее время работает в аппарате ЦК КПСС, поддерживает связь с нашим коллективом. В.И. Мицкевич также в конце войны вернулся в ЦГАОР и работал в отделе фондов высших органов государственной власти. В 1948 г. он был снова мобилизован в Советскую армию и служил в оккупационных частях в Германии. В конце 1948 г. Владимир Иванович погиб от вражеской пули.

Дорогие наши читатели! В небольшой статье, разумеется, трудно рассказать о больших делах в тяжелейшее для нашей Родины время, которые проделал коллектив ЦГАОР. Он внес свой достойный вклад в великое дело победы Советского народа над злейшим врагом человечества - гитлеровской Германией. Наши молодые архивисты, не испытавшие тягот прошлой войны, должны знать о делах своих старших товарищей и коллег, брать с них пример, подражать им, использовать их опыт в своей плодотворной работе. В знаменательное 20-летие великой победы Советского народа над врагом, мы заверяем партию и правительство в том, что задачи, поставленные перед коллективом ЦГАОР СССР, будут выполнены.

1965 г.

 

ГА РФ. Ф. Р-9573. Оп. 1. Д. 95. Л. 1-7. Автограф. Опубликовано: Н.Р. Прокопенко. ЦГАОР СССР в годы войны. Воспоминания участника событий // Вестник архивиста. 1995. № 1. С. 108-114.

 


* Далее зачеркнуто: «Опираясь на военный и экономический потенциал почти всей завоеванной Европы, гитлеровская клика спустила с цепи 190 вооруженных до зубов разбойничьих дивизий, подвергая варварской бомбардировке наши города и села, расстреливая на бреющих полетах беженцев: женщин, детей стариков».

* Позднее все фонды быв[шей] республики немцев Поволжья были переданы на хранение в Саратовский областной государственный  архив.

     
 

© Государственный архив Российской Федерации